Сбор средств на восстановление храмов      Обращения граждан в защиту усадьбы Трубецких


История усадьбы Скобеево

Первые помещики Скобеево

На противоположном, от Успенской церкви, берегу речки Корытенки, метров на 100-200 западнее храма, находилось Скобеево. Точная дата возникновения этого сельца и фамилия ее первого хозяина неизвестна. Название поселения – «сельцо» подразумевало под собой наличие в нем помещичьей усадьбы и деревни. Но в 1768 году в сельце Скобеево находились лишь крестьянские избы. В этом году, при проведении генерального межевания границ помещичьих имений, сельцом Скобеево владела вдова капитанша Дарья Михайловна Хомякова с детьми. В ее имении находились: «пашня 31десятина 970 квадратных саженей, перелог и мелкая лесная поросль 3д2216с, лес 12д1805с, сенной покос 13д623с, селение 1д204с, дороги 384с, реч.1128с, всего 63д130с, душ 11(мужского пола)». А вот сведения о наличии в имении господской усадьбы, отсутствуют.  

Хомяковы принадлежали к тульскому дворянскому роду. Дарья Михайловна была замужем за капитаном Андреем Ивановичем Хомяковым. Он умер раньше своей жены, оставив на нее малолетних детей, сыновей Александра, Дмитрия, Ивана, Николая и Алексея, и двух дочерей Матрену и Прасковью. Жизнь хозяйки Скобеево, нелепо оборвалась в 1773 году. 27 сентября при проезде ее экипажа через село Присады Тульского уезда, лошади, запряженные в карету, неожиданно понесли. Дарья Хомякова, "хотя себе спасения найтить", выпрыгнула из коляски, но неудачно - она попала под колесо. Приглашенный местным помещиком Захаром Хитрово врач, нашел пострадавшую "совсем в безнадежном состоянии". Через 8 часов после происшествия Дарья Михайловна Хомякова скончалась, успев лишь составить завещание. В нем, она оставляла все принадлежавшее ей недвижимое имение, находившееся в Московском, Тульском, Епифанском и Новосильском уездах, в равных долях всем своим сыновьям. Дочерям же Дарья Хомякова завещала по 50 крепостных душ мужского пола и деньги - Матрене четыре, а Прасковье три тысячи рублей. Душеприказчиком и распорядителем денег детей до их совершеннолетия назначался Федор Степанович Хомяков. До 1780 года все дети Дарьи Хомяковой стали совершеннолетними.

В 1780 году имением Скобеево владел уже другой помещик - прапорщик Яков Степанович Телегин. Судя по всему, Телегин вышел в отставку с чином прапорщика, отслужив на военной службе совсем немного. Был он из мелкопоместных дворян и никакой памяти о себе не оставил. Но именно при нем в Скобеево появилась помещичья усадьба: деревянный господский дом, парк и хозяйственные постройки. В последний раз как помещик сельца Скобеево, Яков Телегин упоминался в метрической книге Успенской церкви за 1804 год.

Целых десять лет Скобеево пустовало. 28 марта 1811 года коллежский регистратор Иосиф Францевич Каминский, владелец деревянного помещичьего дома, деревянных строений, земли разного хозяйственного назначения (всего 83 десятины) продал свое недвижимое имение Скобеево, московскому купцу Ивану Яковлевичу Мосягину. Тот владел им три года, после чего также продал его.


Скобеево в начале XIX века


24 июня 1814 года, в Подольском уездном суде была составлена купчая крепость. Титулярная советница Анна Ивановна Архипова, приобрела у Московского купца Ивана Яковлевича Мосягина «сельцо Скобеево, Скобеевка тож, со всеми постройками и землями, за 100 рублей ассигнациями». Но владелицей этого имения, она была формальной. Настоящим помещиком, дающим распоряжения по управлению усадьбой, был ее муж Михаил Иванович Архипов (1779-1831).

Службу свою Михаил Иванович начал с ноября 1794 года, с самой младшей должности -  копииста в 3 департаменте Московского городового магистрата. В январе 1797 года он был назначен подканцеляристом, а через три года канцеляристом того же 3 департамента. В июне 1800 года, Михаил Архипов был переведен на должность протоколиста в Московскую гражданскую палату. Первый чин по табели о рангах – коллежского регистратора, он получил 31 декабря 1803 года. Получив чин XIV класса в Табели о рангах, в сентябре 1804 года Михаил Иванович получил и первую самостоятельную должность в Московской губернии. Он отправился в город Бронницы на должность уездного казначея. К 1810 году Архипов дослужился до чина титулярного советника, но в том году ему пришлось выйти в отставку по болезни.

В июле 1812 года М.И. Архипов был принят в ополчение Московской военной силы, с чином поручика. Приняв участие в Бородинском сражении, он остался цел, но видимо в самых горячих делах участия не принимал, и боевой награды удостоен не был. После Бородинского сражения М.И. Архипов на время покинул армию. В это время, его жена была на сносях, и Михаил Иванович сам вывозил ее из Москвы. Довести ее в целости и сохранности до спокойного места не удалось, и 17 сентября, по дороге из Москвы, в Коломенской округе, у Михаила Архипова родился сын Модест. Семейство Архиповых сопровождал его брат, коллежский секретарь Василий Иванович Архипов. Он и стал восприемником при крещении младенца. Поместив жену и ребенка в спокойное место, Михаил Архипов поспешил опять в действующую армию, и в октябре принял участие в Тарутинском сражении. За участие в этом сражении он также награжден не был. Единственной его наградой была серебряная медаль, полученная им в 1815 году, за участие в Отечественной войне 1812 года.

В ополчении Архипов состоял до ее роспуска, последовавшего в сентябре 1813 года. Выйдя в отставку все тем же поручиком, он не спешил вновь поступать на службу, и в 1814 году приобрел Скобеево, оформив его на свою жену. Так как имение было куплено без крестьян, Архипов мог привезти их из своего другого имения, или купить. Пригодной для ведения сельского хозяйства земли в приобретенной усадьбе было маловато, и Михаил Иванович расширил свои владения за счет покупки расположенных по соседству - части сельца Екимцево-Хрястолово, части деревни Лопаткино, а также участком земли рядом с сельцом Новгородово. Эти покупки были оформлены уже на его имя. Видимо он всерьез занялся сельским хозяйством и пытался этим обеспечить семью. Но средств на содержание семьи не хватало, поэтому М.И. Архипов в 1829 году служит судьей Подольского уездного суда.

В 1816 году, в возрасте 35 лет, умерла Анна Ивановна Архипова. Наследниками ее, по сельцу Скобеево, были объявлены дочь Александра и сыновья Николай и Модест, а их опекуном назначен их отец Михаил Иванович Архипов. Последующие годы для Михаила Ивановича были омрачены еще и смертью родителей: в 1817 году умерла его мать Ирина Даниловна, а в 1819 его отец Иван Трофимович. Все они были похоронены на кладбище при Успенской церкви, на Корытенском погосте.

Вместе с Михаилом Ивановичем жила его сестра Глафира, заменившая своим племянникам мать. Дети Архипова подрастали и в 1822 году, старшая дочь Александра, вышла замуж за «Московской комиссии чиновника 10 класса» Николая Ивановича Казначеева, который к этому времени был вдовцом и вступал в брак во второй раз. Обряд венчания происходил в Успенской церкви. В приданое за дочерью Михаил Архипович отдал 25 тысяч рублей, кучера и трех служанок, «да белья постельного, одежды, драгоценностей и мебели еще на 10 тысяч».

Кроме членов семьи Архиповых, в усадьбе Скобеево жили и посторонние люди. В метрической книге Успенской церкви есть запись, датированная 28 января 1826 года. «…Женился Московской отставной межевой канцелярии коллежский секретарь Дмитрий Степанович Прожевский по приказу его Высокопреосвященства живущий у поручика Михаила Ивановича Архипова, понял за себя живущую там же Новодевичьего монастыря дьячка Ивана Алексеева дочь его девку Марью Иванову. Поручителями на свадьбе были, по жениху: М.И.Архипов, мать невесты Акулина Иванова, г. Подольска коллежский регистратор Михаил Прохорович Миславский, по невесте: титулярный советник Василий Евстафьевич Любимов, губернский секретарь Николай Дмитриевич Успенский, поручик Прокопий Яковлевич Митрофанов». В те времена брак между дворянином и дочерью церковнослужителя был редкостью. Очевидно, какие-то обстоятельства заставили Прожевского вступить в брак с дочерью дьячка. Но брак этот в местной дворянской среде не вызвал резкого неудовольствия, о чем говорит факт пребывания в поручителях дворян Подольского уезда.

На следующий год, в возрасте 30 лет умерла Глафира Ивановна, сестра Михаила Архипова. А 7 марта 1831 года в Подольске, в собственном доме, скончался и сам Михаил Иванович Архипов. Похоронен он был рядом с Успенским храмом.

Через два года после смерти отца, в марте 1833 года, братья - унтер-офицер пехотного принца Карла Прусского полка Николай и канцелярист Модест Михайловичи Архиповы, подали в Подольский уездный суд прошение. В нем Николай, находясь на военной службе, далеко от отчего дома, просил дать разрешение Модесту владеть принадлежащим их покойному отцу имением, до полюбовного их раздела. Но на часть наследства предъявила свои права и их сестра Александра Казначеева, живущая на то время в городе Евпатории Таврической губернии, по месту службы мужа. Она просила суд поделить между наследниками, не только имение умершего отца, но и оставшийся после него капитал в сумме 200 тысяч рублей.

Братья возмутились и сообщили суду, что их сестра по выходе в замужество, получила от отца в приданое значительную часть общего семейного состояния и лишилась права наследования. Кроме этого, Архиповы упомянули, что наличных денег у их отца не было, и он сам, заложив Опекунскому совету свое имение, взял в нем 10 тысяч рублей взаймы, и весь долг до своей смерти, не погасил. Единственным возможным доходом после смерти отца, могло бы явиться взыскание с его должника – Петербургского жителя, титулярного советника Ивана Александровича Сахарова, долга, в сумме 88 тысяч рублей.

В августе 1833 года Подольский уездный суд признал владельцем имения Скобеево с деревнями, Модеста Михайловича Архипова, отказав его сестре Александре. Однако та подала апелляцию в вышестоящий суд. Но до рассмотрения этого дела в Московском окружном суде не дошло. В августе 1835 года родственники договорились и подписали мировую. Николай и Модест Архиповы, уступили своей сестре одну седьмую часть от суммы еще не взысканного с И.А. Сахарова долга, то есть 12209 рублей, с накопившимися к этому времени процентами.

Итак, имением отца стал владеть его сын Модест Михайлович Архипов. В 1833 году он служил канцеляристом в Подольском уездном учреждении. Как и отец, Модест Михайлович дослужившись до чина титулярного советника, также вышел в отставку и какое-то время жил с женой Натальей Сергеевной в своем подмосковном имении.

В 1849 году у Модеста Михайловича и его жены возникли большие неприятности с их крепостными крестьянами, живущими в другом их имении сельце Гальчино. Сейчас это поселение находится в Домодедовском районе, недалеко от Барыбино. Крестьянин Конон Акинфиев умудрился подать жалобу на своих помещиков самому Императору Николаю I, когда тот находился в Москве. В жалобе крестьяне жаловались на то, что М.М. Архипов отобрал у них большую часть земли, и они не могут себя прокормить. Провести проверку по жалобе поручили Подольскому уездному предводителю дворянства Ивану Ивановичу Ершову, который имел усадьбу в Воробьеве, был соседом Архипова по имению Скобеево и хорошо его знал.

Для начала Ершов сам выехал в Гальчино. В результате расспросов крестьян выяснилось, что в этом малоземельном имении проживает 56 душ, на которых выделенной помещиком земли не хватает для прокормления. Передать им землю, с которой имел доход сам помещик, Архипов не хотел. Крестьяне просили Императора записать их в казенные крестьяне, так как еще лет двадцать назад, их прежний помещик Иваньков, заложил свое сельцо с крестьянами в Опекунский совет, а новая помещица Архипова, владеет ими незаконно. Требования крестьян, по законам того времени, были необоснованны и дерзки. Выявив среди крестьян зачинщика, Ершов приказал его арестовать, а тем крестьянам, которые подписались под письмом, велел на следующий день прийти к нему в имение Воробьево. Но крестьяне не пришли, одна часть поехала с новой жалобой в Петербург, а другая решила прятаться в соседнем Бронницком уезде и ждать результатов из столицы. Видя, что крестьяне не желают подчиняться приказам, Ершов направил в Гальчино отряд из 20-ти оренбургских казаков.

Через некоторое время жалобщики были отловлены. В ходе следствия, не желавших выдавать зачинщика крестьян, пороли розгами, и все виновные признали свою вину и выдали своего главаря. Выяснилось также, что помещица Архипова действительно незаконно владеет этим сельцом, так как она не была официально введена во владение им. Эту ошибку быстро исправили, и один из уездных чиновников привез Архипову в сельцо, и, собрав местных крестьян, объявил ее перед ними их госпожой. Зачинщика этого небольшого бунта сослали в Сибирь, его ближайшего помощника Никифора Исаева, помещица отдала в рекруты, и на этом следствие закончилось. А крестьяне сельца Гальчино остались при своих земельных наделах.

В 1840-е годы семья Модеста Архипова постоянно жила в Скобееве. Об этом говорят записи в метрических книгах приходского храма. В течение всего года, и зимой и летом, члены семьи Архиповых были восприемниками при крещении детей своих дворовых людей. Судя по тому, что среди восприемников попадались и уездные чиновники, например Подольский уездный врач Петр Яковлевич Сербский, имение Архиповых в эти годы, было довольно привлекательным местом для его посещения представителями Подольского дворянства.

Через четыре года, в 1853 году, Модест Михайлович продал свои подмосковные имения, и навсегда покинул эти места. До продажи Скобеево, в сельце в 25 дворах проживали крестьяне: мужского пола 35 душ, женского 40.


Скобеево в середине XIX века: череда владельцев


В 1853 году имение Скобеево и части деревень Лопаткино и Хрястолово, было продано губернскому секретарю Василию Васильевичу Шумову и его жене Анне Александровне. Шумовы не стремились получить с него доход путем использования земли. В 1859 году, в списке населенных мест Подольского уезда Московской губернии, Скобеево уже была записано как дача. В имении находилась только помещичья усадьба, при которой жили дворовые люди: 8 мужчин и 5 женщин. В последующем, упоминания о наличии в Скобееве крестьянских дворов, отсутствует.

Владели Шумовы этим имением недолго, так как уже в 1861 году Скобеевым владел другой помещик - действительный статский советник Иван Федорович Золотарев (1812-1881).

Воспитанник Дерптского университета, Иван Золотарев послужив на разных чиновничьих должностях, достиг должности директора походной канцелярии Кавказского наместника М.С. Воронцова. Каким-то образом, в молодости, он познакомился с Александром Сергеевичем Пушкиным и хранил у себя автограф его стихотворения «к А.Ф. Орлову». У него же хранилось письмо великого поэта к А.И. Тургеневу от 1823 года. В 1880 году, Золотарев, как товарищ председателя Славянского благотворительного общества, и как «лично знавший» поэта, участвовал с Ф.М. Достоевским в открытии памятника А.С. Пушкину в Москве. Был он знаком и с Н.В. Гоголем, о котором оставил свои воспоминания.

В 1861 году помещиком Скобеево стал хороший знакомый И.Ф. Золотарева, его бывший подчиненный, а также бывший при Золотареве управляющим имения Скобеево – коллежский асессор Евграф Алексеевич Вердеревский.

В 1861 году Золотарев оформил ему дарственную. Е.А. Вердеревский родился в 1825 году и, получив образование в Александровском лицее, был направлен на службу в Пермь, а затем в Тифлис, где служил при канцелярии Кавказского наместничества. Из-под его пера выходили как стихотворные сборники «Октавы» (1847) и «Стихотворения первой молодости» (1857), так и проза: «От Зауралья до Закавказья» (1857), «Зурна, Закавказский альманах» (1857), «Кавказские пленницы или плен у Шамиля семейств князя Орбелиани и князя Чавчавадзе» (1856). Некоторые его поэтические произведения носили скандальный для того времени характер и к напечатанию не годились. В них употреблялась нецензурная лексика и эротические мотивы. Одно из его стихотворений приписывалось Александру Сергеевичу Пушкину.

В 1854 – 1856 годах Е.А. Вердеревский редактировал газету «Кавказ». В 1855 году он состоял правителем дел Кавказского отделения Русского географического общества и в этой роли немало сделал для научной разработки вопросов географии и этнографии Кавказа. Одна из его книг «Автобиография примечательной особы», вышла в 1863 году, и возможно Вердеревский работал над ней и в Скобеево.

После отмены крепостного права, Вердеревский поступил на службу мировым посредником по одному из участков Подольского уезда. В его обязанности входило помогать крестьянским сельским общинам, оформлять уставные грамоты, собирать необходимые документы, для выкупа надела земли у своих бывших помещиков. На это уходило несколько лет и сельской общине деревни Лопаткино, Евграф Алексеевич продал выделенный им надел в 1864 году. Но это был небольшой срок, в некоторых поселениях, крестьяне выкупали свой надел более 10 лет.

В ведомости о количестве и доходности земель Подольского уезда за 1872 год, указано, что землями рядом с сельцом Корытино владел Осип Васильевич Варвинский. С начала второй половины XIX века, в документах сельцо Скобеево записывалось и как Корытино, очевидно по названию расположенного рядом Корытенского погоста. Имение Варвинского состояло из 131 десятины земли, а ежегодный доход от нее составлял 185 рублей. Об Иосифе Васильевиче Варвинском (1811-1878) известно, что ко времени приобретения Скобеево, он был уже известным и заслуженным врачом. Закончив в 1833 году Харьковский университет, Варвинский был назначен в Дерптский университет, где в 1838 году получил степень доктора медицины. В том же году он был назначен адъюнктом Московского университета по кафедре частной патологии и терапии и клинике внутренних болезней. В 1844 г. Иосиф Васильевич был избран ординарным профессором патологии и терапии в Дерпте, а в 1846 г. вновь переведен в Московский университет ординарным профессором госпитальной терапевтической клиники.


Скобеево в конце XIX – начале XX века


В списке помещиков Подольского уезда, составленного для сбора частных дворянских повинностей в 1883 году, имение при Корытне было записано уже за Марией Евгеньевной Леонтьевой. Она приходилась родней Ершовым - владельцам соседнего имения Воробьево. Владимир Иванович Ершов был женат на Елене Михайловне, урожденной Леонтьевой. У той был брат Михаил Михайлович Леонтьев, женатый на Марии Евгеньевне, урожденной Демидовой. Через В.И. Ершова, Мария Евгеньевна Леонтьева и приобрела усадьбу Скобеево.

Леонтьевы были прямыми потомками (праправнуками) великого русского полководца Александра Васильевича Суворова. Их дедом был граф Н.А. Зубов, а отцом тайный советник и шталмейстер двора Его Императорского Величества Михаил Иванович Леонтьев. Полковник гвардии Михаил Михайлович Леонтьев, после выхода в отставку в 1886 году, поселился в своем имении во Владимирской губернии. Вместе с ним жила и его жена Мария Евгеньевна. Так что Скобеевым по доверенности М.Е. Леонтьевой распоряжался Владимир Иванович Ершов.

После 1884 года усадьба в Скобеево сдавалась в аренду. Известно, что в летние месяцы 1887–1890 годов жила княжна Аграфена Александровна Оболенская. Вместе с ней жили ее молодые родственницы, а в гости приезжали многочисленные родственники, друзья и соседи.

Из письма племянницы А.А. Оболенской к Ольге Николаевне Трубецкой стали известны некоторые подробности их жизни в Скобееве: «… У нас пока постоянно гости приезжают или соседи. … Мы сейчас выписали Варвару Сергеевну (Ершову) и она с радостью явилась на утренничек (винт до обеда). На днях у нас был Саша Евреинов с дочерью (Соней), а вчера приехала к нам на денек Лиза Оболенская и мы сейчас только проводили ее. … У нас тут очень хорошо и симпатично и хорошо то, что все всем довольны и жалуются только на комаров и мух, которые действительно невыносимы. Мы завели все возможные средства против них, в виде курительных свечей, духов и далматских и всяких порошков, но все-таки иногда выходим из границ терпения. Тут так все обросло деревьями, которые лезут к нам в окна, что нет возможности уберечься от всяких насекомых. Река есть и купальня для меня построена великолепно, но я задержана нездоровьем, и не знаю, удастся ли мне покупаться как следует. … Воздух и аромат по- моему, как никогда. На днях, я  после дождя вышла в сад, и что за благоухание было от берез, это ни с чем не сравнимо. Ходить мы с тетей Грушей много не можем, но целый день сидим на воздухе. Катание до сих пор ограничивалось Воробьевым, в Меньшово меня не пускают».

Михаил Михайлович Леонтьев десять лет, начиная с 1891 года, служил Владимирским губернским предводителем дворянства. В 1901 году он умер в своем Владимирском имении. Его жена Мария Евгеньевна пережила его на 14 лет и скончалась в 1915 году. У Леонтьевых было шесть детей, сыновья: Сергей (1879-после 1938), Георгий (1884-после 1930), Аркадий (1890-1927) и Владимир (1894-после 1917 года в эмиграции), дочери: Надежда (1883-1916, замужем за князем Борисом Александровичем Голицыным) и Мария (1892-1972, замужем за Валерианом Алексеевичем Нарбут).

Мария Евгеньевна Леонтьева владела Скобеевым до начала XX века. В списках дворян - землевладельцев Подольского уезда за 1901 год, ее имени уже нет. В справочном издании «Населенные местности Московской губернии», выпущенном под редакцией Б.Н. Пенкина в 1913 году, владельцем Скобеево указан некий Н.Г. Зимин.

Александр Дудин
Краевед