Сбор средств на восстановление храмов      Обращения граждан в защиту усадьбы Трубецких


История деревни Ивино

История деревни Ивино, расположенной в километре к югу от усадьбы Скобеево, всегда была связана с историей своего восточного соседа - села Прохорово. С конца XVIII века, у них был общий помещик и общая приходская церковь. Когда возникла деревня неизвестно, первое упоминание о ней найдено в межевых книгах 1768 года.

 При межевании границ владений помещиков Московского уезда, деревня Ивино, вместе с ныне не сохранившимся сельцом Ульяново записана за капитаном Иваном Михайловичем Марковым. В Ульянове была усадьба помещика, но когда Марков продал свое имение, то его усадьба прекратила свое существование. Продажа деревни Ивино и сельца Ульяново произошла до 1780 года, когда владельцем деревни указан помещик соседнего имения – князь Дмитрий Юрьевич Трубецкой. Упоминаний об Ульянове после 1780 года не обнаружено. Располагалось исчезнувшее сельцо на другом от Ивина берегу реки Рожаи, чуть севернее этой деревни.

Еще при помещике Маркове Ивино и Ульяново вошло в приход Успенской церкви на Корытенском погосте. Лишь с 1790 года деревня Ивино перешла в приход церкви Спаса Нерукотворного образа в селе Прохорово. Именно с этого года сведения о рождении, смерти и браках жителей Ивина, стали записываться в метрических книгах Спасского храма.

О размерах деревни Ивино можно судить по результатам проводимых в Российской империи ревизий. Так, по итогам 6 ревизии, проводившейся в 1811 году, в этом поселении проживало 48 душ мужского пола, которые проживали в 10-12 дворах. Численность жителей деревни, со временем колебалась, но незначительно. Так, в 1816 году в Ивино жило 91 человек: 47 душ мужского пола, 44 женского; в 1858 году – 112 человек: 57 мужского и 55 душ женского пола.

Ивино было небольшой деревней, в которой проживали только семьи крепостных крестьян. В ней никогда не было ни помещичьих усадеб, ни церквей, ни фабрик. Жизнь в деревне текла однообразно, летом крестьяне работали на полях, зимой сидели в своих избах, занимаясь каким-нибудь простым ремеслом.

Лишь после отмены крепостного права в 1861 году, крестьяне начали получать возможность вести более активную жизнь. В деревне, из местных крестьян, было создано Ивинское сельское общество. Это общество должно было выкупить у своего помещика предоставленные им земли. До выкупа крестьяне считались «временнообязанными» своему помещику. В 1865 году в деревне Ивино проживало 57 временнообязанных крестьян. На их долю, помещик князь Иван Юрьевич Трубецкой выделил 185 десятин земли. Для себя он оставил значительно больше – 1195 десятин земли.

До середины 1870-х годов деревня Ивино входило в состав Троицкой волости Подольского уезда. С середины 1870-х годов поселение вошло в границы вновь созданной Шебанцевской волости. На 1900 год в Ивино числилось 128 жителей.

В 1889 году, в Московском губернском земстве, были составлены оценочные страховые ведомости всех поселений губернии. Сохранились такие ведомости и по деревне Ивино. На тот год, в поселении было 22 домохозяина, имевших 115 деревянных строений. Каменных домов в деревне не было. В 1899 году в деревне Ивино жили: Евтеевы (2 семьи), Табаковы (2 семьи), Кузины (2 семьи), Новиковы, Шатовы, Костюхины, Овчинниковы, Котовы (3 семьи), Генераловы (4 семьи), Рыненковы (3 семьи). В 1894 году были составлены новые оценочные страховые ведомости. Из них стало известно, что в Ивино стало на два домохозяина больше, а количество деревянных строений увеличилось до 118.

В конце XIX века, в селе Мещерском была открыта психиатрическая больница. У жителей окрестных деревень появилась возможность зарабатывать на жизнь не только сельским трудом. Кроме этого, некоторых легких больных, за небольшую плату, отправляли на жительство в расположенные поблизости поселения. Присматривая за больными, кормя их, жители Ивина также зарабатывали небольшие, но всегда нужные сельскому жителю деньги.

Наиболее богатыми в деревне Ивино были две семьи Кузиных: Федора Васильевича и Алексея Ивановича. У каждого на дворе стояло по две избы с большими печами. У Федора Васильевича кроме этого были: амбар, два сарая, рига и пчельник. У Алексея Ивановича: два сарая и две риги.

В 1910 году в Ивино жил еще один Кузин – Сергей Тимофеевич. Этот человек стал самой яркой личностью, из числа жителей деревни, за всю ее историю. Знаменит же он тем, что был лично знаком с великим русским писателем Львом Николаевичем Толстым и вел активную общественную работу в Подольском уезде на благо своей деревни.

Сергей Тимофеевич Кузин

Из рассказов старожилов деревни, еще помнящих своего выдающегося для глухой деревни земляка, стало известно, что Сергей Кузин был деревенским самородком. Он сам выучился грамоте и за свою жизнь прочитал множество различных книг. Уже с юных лет он знал произведения Пушкина, Некрасова и Кольцова. Более того, он сам сочинял стихи. Наибольшим для него писательским авторитетом был Лев Николаевич Толстой. Именно к нему, в его московский дом в Хамовниках, 27 апреля 1889 года, принес показать свои стихи ивинский крестьянин. Стихи его Толстому не понравились. Но разговор Льва Николаевича с Кузиным прошел в целом с удовольствием. Об этом Лев Николаевич оставил запись в своем дневнике: «Дома крестьянин наивный и слабый стихотворец. Говорил с ним по душам»

Сам же Сергей Тимофеевич, позднее вспоминая о своем визите к великому писателю, вспоминал, что, прочитав его стихи, Толстой посоветовал ему отказаться от стихотворства. Лев Николаевич дал ему совет писать о крестьянской жизни в прозе, ведь ей можно выразить свои мысли гораздо больше и лучше. Следую этому наставлению, Кузин стал писать рассказы из крестьянской жизни, которые публиковались в хрестоматиях для народного чтения. Своеобразным триумфом для  его творчества стали выпущенные в 1895 году в Москве, две его небольшие книжки под названиями «Перст Божий» и «Полночь в лесу». Свою литературную деятельность Сергей Кузин продолжал и в последующие годы.

К началу XX столетия, в селе Мещерском образовался подпольный революционный кружок. К нему примкнул и крестьянин деревни Ивино - Сергей Тимофеевич Кузин. Из документов губернской жандармерии стало известно, что Кузин являлся одним из активных членов кружка. В одном из донесений сообщалось: «По наблюдениям полиции, в запасном бараке Покровской больницы в селе Мещерском, в ноябре 1905 года ежедневно происходили сходки крестьян различных селений. Руководят этими собраниями директор больницы Яковенко, доктор Сухов и крестьянин Кузин». Во время революционных событий 1905 года, в селе Мещерском и его окрестностях, столкновений революционеров с полицией не было, но дом, в котором жил Сергей Кузин, подвергался обыску, а сам он был допрошен.

После революционных потрясений 1905 года, жизнь в деревне вернулась в обычную колею. Сергей Тимофеевич продолжил занятия литературой. Свои статьи, на близкую ему тему крестьянской жизни, а также сельской кооперации, Кузин посылал в газетные редакции. Его статьи были опубликованы в газете «Биржевые ведомости» и журнале «Известия Московской губернской управы». Кроме литературной деятельности Кузин занимался и сельской статистикой, был в числе корреспондентов, предоставляющих в Московскую губернскую земскую управу хозяйственно - статистические сведения по своей деревне.


Лев Николаевич Толстой в Ивино

В 1910 году в жизни Сергея Тимофеевича и истории его родной деревни Ивино произошло неординарное событие. 18 июня этого года, деревню посетил великий русский писатель граф Лев Николаевич Толстой. 12 июня он приехал в расположенную неподалеку от Ивина усадьбу Мальвинское-Отрадное, где проводил лето его друг Владимир Григорьевич Чертков. Каждый день писатель совершал прогулки по окрестностям. На седьмой день своего пребывания в окрестностях села Мещерского, Лев Толстой добрался и до Ивина. В своем дневнике за этот день Толстой записал: «18 июня ездил с Чертковым в Мещерское и Ивино. …Приятный крестьянский писатель». Более подробно о встрече с Сергеем Кузиным, Лев Николаевич сообщал в письмах к жене Софье Андреевне. В письме от 19 июня Толстой сообщал: «Вчера ездил верхом в деревню, где душевно больные женщины. Встретил меня знакомый крестьянин, который 12 лет тому назад был в Москве и поступил тогда в мое общество трезвости и с тех пор не пьет». В письма от 22 июня, великий писатель еще раз вспомнил о Кузине: «Все, какие были у меня здесь сношения с народом, очень приятные. Они ласковее наших и более воспитаны. Дни два назад поехал в деревню, где выздоравливающие больные помещаются у крестьян. И первое лицо - крестьянин, встречает меня словами: здравствуйте, Лев Николаевич. Оказывается, он 12 лет тому назад был у меня в Москве, поступил в наше общество трезвости и с тех пор не пил. Живет богато. Повел меня смотреть свою библиотеку - сотни книг, - которой гордится и радуется.

Вот так, из писем Л.Н. Толстого и примечаний к ним, выяснились некоторые интересные подробности о жизни самого известного жителя деревни Ивино. Однако Лев Николаевич ошибался, когда указывал срок поступления Кузина в это общество. Из опубликованных списков членов этого общества известно, что Сергей Тимофеевич вступил в члены «Согласия против пьянства в 1888 году. То есть за 22 года до приезда Толстого в Ивино. Более встреч великого учителя и его скромного ученика не случилось, так как 23 июня Лев Николаевич Толстой уехал из Отрадного в Ясную Поляну. Пребывание великого на весь мир человека, пусть и на несколько часов, в скромном подмосковном поселении, позволяет современным жителям Ивина, гордо причислять свою деревню к местам, где бывал всемирно известный русский писатель.


Ивино в предреволюционные годы


В своем письме Л.Н. Толстой сообщал, что он посетил дом Сергея Тимофеевича Кузина. Лев Николаевич писал, что Сергей Кузин жил богато, имел большую библиотеку. Будучи членом уездного экономического общества, Сергей Тимофеевич организовывал местные кредитные общества. С их помощью бедные крестьяне получали ссуды на поддержание своего хозяйства. Как опытный аграрник, Кузин внедрял в округе травопольные севообороты, популяризовал сев гречихи, овса, клевера, тимофеевки, пропагандировал пчеловодство.

Из корреспонденций Сергея Тимофеевича в журнале «Известия Московской губернской земской управы» можно проследить развитие сельского хозяйства в его родной деревни и его участие в этом процессе. Свою первую статью Кузин послал в это издание, когда оно еще только готовилось к выходу в свет. Во втором номере журнала за 1911 год, эта статья  с заглавием «Как мы клевер посеяли, и что из этого вышло» была опубликована. В ней Сергей Кузин доходчивым простым языком рассказывал, как ему и уездному агроному, только со второй попытки, удалось уговорить сельское общество своей деревни принять решение о сеянии клевера на своих полях. Крестьяне, привыкшие жить по принципу: «надо жить, как деды наши жили», в штыки встречали все нововведения, и Кузину лишь хитростью удалось получить на сельском сходе одобрение идеи посеять весной клевер.

Но зато как все крестьяне были рады, получив летом богатый урожай клевера. Если раньше скошенного летом сена и соломы не хватало до весны, и корм для скотины приходилось покупать, то теперь, жители деревни сами продавали в соседние поселения оставшееся с зимы сено из клевера. Деревенская скотина, ранее еле доживающая до первой весенней травки, к новой весне, на клевере, сохраняла свой вес. Единственное, что огорчало деревенского активиста, так это то, что крестьяне так и не научились чередовать на своих полях посевы зерновых культур и клевера.

В своей следующей корреспонденции, опубликованной в № 5 журнала за 1912 год, Сергей Тимофеевич сообщал об упадке земледелия на деревне. На примере своей деревни он показал, что со временем, жизнь в деревне менялась. У крестьян появлялись новые запросы, их потребности и расходы увеличились, а труд земледельца был тяжел и несмотря на появление новых сельскохозяйственных орудий, не приносил быстрого и ощутимого прибавления дохода. Крестьянину было проще продать свою землю или бросить ее обработку и уехать на заработки в город или на фабрику. Вот и в его родном Ивине, все больше и больше появлялось нераспаханных полей.

Зато в № 12 за тот же год, его статья «Крестьянское скотоводство в деревне Ивино», была уже полна оптимизма. Основной кормилицей в деревне была корова. После появления в деревне посевов клевера, питание крупного рогатого скота заметно улучшилось, а отсюда и выросли надои молока. Жители Ивина держащие коров, получали доход как с продажи молока и получаемых из него продуктов, так и от продажи их приплода. Недостатками, которые можно было исправить, Кузин считал не породистость местного скота и трудности с продажей молока и его переработки. Для получения из молока масла, творога и сметаны, Сергей Тимофеевич предлагал открывать в сельских поселениях молочные товарищества.

О новой пусть и небольшой победе в развитии сельского хозяйства в своей деревне и ее окрестностей, Кузин сообщал в третьем номере журнала за 1913 год. В очерке «Как мы учредили кредитное товарищество», Сергей Тимофеевич рассказывал, с какими трудностями, ему и его немногочисленным единомышленникам, пришлось столкнуться для решения проблемы выдачи кредита крестьянам, живущим вдалеке от городов. Крестьянину деньги были нужны всегда, но бывали моменты, что он все деньги уже потратил, а купить сена, чтобы прокормить скотину до весны, или семян для посевной, ему не на что. А тут земские органы предложили организовывать в сельской местности кредитные товарищества и выделяли им средства для выдачи кредита. Но чтобы организовать такое товарищество, нужно было иметь помещение под него и разрешение на его открытие.

Сергей Кузин обратился за помощью к директору Мещерской психиатрической лечебницы М.П. Глинка. Директор человеком был отзывчивым. Он разрешил использовать под помещение предполагаемого товарищества комнату в запасном бараке, и написал прошение о разрешении устройства учредительного собрания. 2 мая 1912 года в запасном бараке Мещерской больницы собралось более 50 крестьян учредителей. На учредительном собрании было создано Мещерское кредитное товарищество, в которое входили крестьяне 54 поселения из Шебанцевской, Молодинской и Добрятинской волостей Подольского уезда. Из губернского комитета по делам мелкого кредита, Мещерскому обществу было предоставлено под выдачу крестьянам кредитов 2000 рублей основного капитала. Крестьяне быстро оценили для себя полезность этого новшества, и к 1 января 1913 года в обществе уже было 235 членов, а основной капитал был увеличен до 7000 рублей. В своем очерке, Сергей Тимофеевич скромно умолчал о своей роли в этом необходимом для крестьянства деле, но и без того понятно, что одним из инициаторов, если не главным, в этом деле был именно он.

В корреспонденции, опубликованной в № 6 за 1913 год Сергей Кузин сообщал о воплощении в жизнь другой инициативы Московской губернской земской управы, осуществленной не без его участия. 19 мая 1913 года в деревне Ивино было открыто первое в Подольском уезде молочное хозяйство. На торжественное открытие в эту отдаленную от городов и дорог деревушку, прибыли чиновники из Москвы и Подольска. Очевидно, в этот день в Ивине в первый и последний раз побывало столько начальства: специалист по молочному делу при Московской губернской земской управе С.П. Фридолин, член Подольской уездной земской управы И.И. Бородачев, уездный агроном А.Г. Сычев, директор Мещерской психиатрической лечебницы М.П. Глинка. После совершения торжественного молебна, с речью перед учредителями товарищества – крестьянами деревни Ивино, выступил губернский специалист по молоку. Ну а после праздника наступили рабочие будни.

На ссуду, выданную Подольским уездным земством, во взятой в аренду деревенской избе, был устроен маслодельный завод. Члены товарищества сдавали на этот завод молоко, по 40 – 50 копеек за пуд. Маслодел и его помощник из молока изготовляли: парижское масло, сметану и творог. Свою продукцию товарищество сбывало в Мещерскую лечебницу и в Подольск. Масло продавалось по цене 36 – 40 копеек за фунт, сметана 20 копеек за фунт, творог 3 копейки за фунт. В первый год производство было небольшим. Крестьяне, перерабатывающие молоко сами, при продаже своей продукции получали дохода больше, чем просто от продажи своего молока. В товарищество молоко сдавали только те, кто не хотел с ним заниматься. Но в дальнейшем, приемную цену молока подняли до 60 копеек за пуд и дела в Ивинском молочном товариществе пошли по веселее.

В 1914 году Ивинское молочное товарищество состояло из 29 членов. Аренда избы, где находилось оборудование для изготовления масла и других молочных продуктов, обходилась  товариществу, в 10 рублей в месяц. В одной половине избы была квартира мастера. Вторая половина состояла из двух комнат: приемной, она же маслодельная и сепараторная, и моечной. Приемка молока была невелика, летом по 15 – 20 пудов, в осенние же месяцы принималось по 5 – 6 пудов в день. Из молока изготовлялось сметана, сливочное масло и творог. Часть молока поставлялась в Мещерскую больницу. Производимая продукция сбывалась как в Мещерскую больницу, так и в город Подольск купцу Сладкову. Пуд сметаны стоил от 18 до 23 рублей, а пуд масла 16 рублей 50 копеек. Члены товарищества получали за сданный пуд молока от 50 до 60 копеек. Вся отчетность кооператива велась бухгалтером Мещерской больницы Е.С. Сафоновой.

Для получения дополнительного дохода в товариществе стало использоваться и оставшиеся после переработки «снятое молоко» и пахта. Было приобретено пять поросят, которые откармливались молочными отходами. Помимо крестьян, продающих в товарищество молоко, в товариществе работали: доверенный, мастер, постоянные и поденные рабочие. В 1914 году доверенным в Ивинском молочном товариществе служил Сергей Тимофеевич Кузин. Видимо постоянная работа в товариществе и активное участие в земских делах, не оставляли больше Сергею Кузину свободного времени для писания корреспонденций в журнал. С середины 1913 года его имя больше не встречалось на страницах «Известий Московской губернской земской управы».

Приход к власти большевиков Кузин встретил с одобрением. Он становится активным участником социальных преобразований не только в своей деревне, но и во всем Подольском уезде. Сергей Тимофеевич был назначен попечителем народных школ и училищ, активно участвовал в организации на территории Подольского уезда сельских библиотек и изб – читален.

С 1917 по 1920 год Сергей Тимофеевич Кузин работал председателем Подольского уездного союза кооператоров. В последующие годы, Кузин активно работал в родной деревне. По его инициативе в Ивине была создана маслодельная артель. Для изготовления продукции было необходимо здание. Осенью 1925 года из помещичьего имения в Прохорове, был взят один из дачных домов и перевезен в Ивино. В этом доме и обосновалось Ивинская маслодельная артель, вырабатывающая продукцию для нужд местного населения. В 1930 годы Сергей Тимофеевич принимал активное участие в создании и работе колхозного хозяйства. Умер же Сергей Тимофеевич Кузин в 1942 году, в возрасте 78 лет.

В истории деревни Ивино больше не было случаев достойных упоминания. Кое-кто из ее жителей уехал на заработки в город, да так там и остался. Часть деревенского населения осталась в родном поселении. Кто-то поднимал сельское хозяйство в совхозе «Молодинский», а кто-то пошел работать в дом отдыха в Скобеево и в больницу имени В.И. Яковенко. В общем, деревня жила обычной жизнью, которой продолжает жить и сейчас.

Александр Дудин
Краевед